Верхний лагерь

Вторая пурга кончилась, как и первая, точно в "назначенное" время - тридцать часов спустя. Вскоре нам сообщили по радио, что к нам отрядили два вертолета, чтобы поднять людей и снаряжение на высоту 3700 м, откуда нам предстояло двинуться на штурм кратера. За два часа две металлические стрекозы доставили нас в верхний лагерь, поставленный десятью днями раньше Шоном и его людьми. По непонятной мне логике двое наших новозеландских товарищей, химик Вернер и сейсмолог Рэй, остались там, в то время как остальным было предписано пройти акклиматизацию в промежуточном лагере Вернеру и Рэю пришлось "пасти" шесть пустых палаток (в седьмой они жили). Едва началась первая пурга, ребята завалили их основание камнями, чтобы бешеный ветер не сдул наши жилища.

Итак, мы вступили во владение новой штаб-квартирой: семь спальных палаток, две большие кухонные палатки - конической "полярной" формы, а не той, что доставила нам столько хлопот у Клыка, две палатки для хранения снаряжения и научной аппаратуры, а также палатка - туалет. Можно ли мечтать о большем комфорте!

Оказывается, да. Мы по собственному почину решили сложить иглу. "Иглустроительство" - нехитрое искусство, если снег не слишком рыхлый. Мы начали нарезать снежные блоки из покрова, закрывавшего, как выяснилось позже, один из старых лавовых потоков. Погода стояла отличная, полное безветрие, некоторые ребята даже разделись на солнце до пояса, хотя в тени термометр все еще показывал - 23oС. Работа спорилась: одни нарезали блоки, другие грузили их на сани и везли к палаткам. Классических иглу мы не строили, а обкладывали снежными стенками палатки на случай грядущих метелей.

И в самом деле, следующим утром легкая метель не выпустила нас из палаток. После полудня я решил безотлагательно начать подготовку к спуску в кратер. Она должна была занять немало времени, учитывая широту, где мы находились. Антарктида - не Заир...

Вулкан нам предстояло "брать" в два приема: сначала спуститься на днище вершинного кратера, а затем лезть в эруптивный колодец. Первая часть, таким образом, оставалась чисто скалолазной: спуск и подъем (второе всегда легче первого). Другая же часть работы должна была проходить в районе эруптивной деятельности, поэтому мы провели еще одну рекогносцировку. Кратер был по-прежнему чист, как и во время совершенного несколько дней назад облета, но колодец заполнен голубоватыми дымами. Внезапно раздался взрыв, за которым последовал могучий "выдох", и из голубого тумана вылетела огненная гирлянда. Распустившись пышным веером, она плюхнулась на заснеженное днище кратера с характерным звуком, присущим бомбам из расплавленной лавы. Необходима была осторожность...

Во время этого разведочного подъема к кратеру я обратил внимание на то, что уже был не в состоянии поспевать за резвыми ходоками. Фанфан, Джо, Жан-Кристоф, Шон, Вернер и Фил уходили вперед, а я догонял их через несколько минут. На сей раз оправданием не могла служить разболевшаяся старая рана, полученная бог весть когда, бессонная ночь или слишком тяжелый груз за спиной. Нет, просто возраст! Впервые в жизни я не поспевал за группой... Ощущение от этой столь важной перемены было не таким ужасным, как рисовалось, но все же весьма неприятным. Молодые коллеги не подавали вида, но сам я переживал что-то вроде комплекса неполноценности. Возможно, именно из-за того, что ребята подчеркнуто не замечали моей слабости... Я пытался утешиться тем, что на свете сыщется немало людей, которые, будучи на двадцать пять-тридцать лет моложе, взбирались бы на Эребус еще медленнее. В конце концов мне удалось уверить себя, что это в сущности не имеет значения главное - что я здесь и делаю дело, о котором мечтал столько лет.

Внимательный осмотр стенки кратера нас полностью успокоил: в него можно спуститься без особого труда по веревке. Фанфан, не откладывая, приступил к делу. Мы страховали его наверху, пока он вбивал скобы на внутренней стороне кратера.

Опять непогода! Снова, томясь от безделья, пришлось пережидать в палатке пургу. Члены группы уже полностью акклиматизировались, за исключением фотографа американских ВМС, у которого не проходили головные боли. Тем не менее, даже адаптировавшись, мы двигались гораздо медленнее и утомлялись гораздо быстрее, чем на уровне моря на той же широте либо на высоте 4000 м в более умеренных широтах. Это проявлялось и в потере дыхания, едва мы ускоряли шаг на подъеме, и в почти полной неспособности заниматься умственным трудом. Долгие праздные часы, к которым нас вынуждали бури или, что случалось редко, туманы, мы просто лежали в спальных мешках или сидели в общей палатке, перебрасываясь пустыми репликами. Редко кто находил в себе силы на чтение, да и то лишь на беллетристику. Одолеть научный текст, даже нетрудный, было немыслимо, равно как и написать что-либо помимо заметок в дневник или письма домой. Избежать чувства полной расслабленности не удалось никому.

Я не мог взять в толк, почему человек, оказавшись на высоте 4000 м на 78o ю. ш., до такой степени теряет физические и интеллектуальные способности? Холод, пусть даже непроходящий, не может быть единственной причиной, хотя он играет немалую роль в подобной деградации. Что же тогда? Близость - три километра вместо восьми - тропопаузы, переходного слоя от тропосферы к стратосфере? Вследствие этого атмосферное давление понижается, но не настолько, чтобы вызывать вышеописанные явления... Недостаток кислорода? Сомнительно. Относительная близость к магнитному полюсу, а значит, более интенсивное космическое излучение? Я вновь и вновь перебирал варианты, лежа в тепле двойного спального мешка, вдыхая на диво свежий воздух (-26oС), проникавший через маленькое отверстие в пологе палатки.

Не все в нашей группе были любителями бодрящей атмосферы, некоторые конопатили все щели; кое-кто даже включал на ночь керосиновые плитки. Я не мог их разубедить. Здешний воздух необыкновенно тонизирующий, толковал я, и если тело хорошо укрыто, нагревать вдыхаемый воздух бессмысленно. Наоборот, в замкнутом пространстве кислорода со временем становится все меньше, а выдыхаемый углекислый газ и продукты сгорания скапливаются в нижней части палатки, то есть там, где спят. Более того, есть серьезный риск угореть. Кстати, именно это случилось две недели назад в группе топографов, которой командовал наш нынешний квартирмейстер Шон Норман. Они составляли карту вершины Эребуса, и ночью один из ребят угорел. Его удалось спасти лишь благодаря наличию дежурных вертолетов и прекрасно оборудованной больницы на базе Мак-Мердо.

 


Рейтинг@Mail.ru

 

Работа для всех и каждого - работа семейная пара.. листовки цифровая печать.. Копии швейцарских часов U-Boat.. Брус от 4300 руб/м3 - брус. Брус, доска - доставка в центр.. Купить книгу Новогодние подарки в Лабиринте. Книга в подарок заказать на сайте.

вулкан

вулкан

вулкан

вулкан

вулкан

© Ширшов Александр 2007. При копировании обязательна прямая ссылка на Мир вулканов и автора.